15 июля 1974 года Афинская хунта и ее союзники на Кипре в лице ELDYK и EOKA B свергают президента Кипра архиепископа Макариоса и устанавливают марионеточное военное правительство. Спустя всего пять дней начнется турецкое вторжение на Кипр. 

После захвата власти в Греции Черными Полковниками, отношения между странами и особенно Димитриосом Ионидисом и архиепископом Макариосом становились все более напряженными. Ионидис обвинял президента Кипра в коммунистических настроениях, предательстве союза и стремлению к независимости. Уже в апреле 1974 года был подготовлен план по свержению и физическому устранению Макариоса. Знал об этих планах и архиепископ, но попытки предотвращения переворота оказались слишком слабыми и незначительными. 

В связи с усиливающейся активностью EOKA B принят закон по чрезвычайным мерам по защите общества. 1 июля 1974 года Кабинет Министров принимает решение сократить военную службу до 14 месяцев, и ограничить количество греческих офицеров в Национальной гвардии. На следующий день президент Макариос обращается к Греческому правительству с обвинениями в заговоре против него и требует отозвать 650 греческих офицеров, служивших на Кипре. Он очередной раз напоминает греческим лидерам о том, что Кипр независимое государство и он единственный законно выбранный ее лидер. Это письмо ускорило события. 

В тот же день в главном офисе вооруженных сил Греции проходит встреча с Участием Иоанидеса и генерала Бонану, с принятием окончательного решения о том, что переворот должен произойти 15 июля 1974 года. Бонану поручает возглавить переворот двум греческим офицерам Михалосу Георгити и Константиносу Кобоко, служившим в Кипрской Гвардии. 11 и 13 июля в Афинах созывается большое заседания правительства, для обсуждения письма Макариоса и сокращения военных в Кипрской армии. В этой встрече принимают участие президент страны, премьер-министр, лидер вооруженных сил генерал Бонанос и командующий национальной гвардией Георгиос Денисис, но все это было фарсом и заняло всего лишь несколько минут. 

Рано утром 15 июля архиепископ Макариос направляется в Никосию из своей резиденции в Тродосе, где он проводит выходные. Путь его кортежа пролегает мимо лагеря Национальной гвардии в Коккинотримитья, где боевые машины уже прогревают двигатели, готовясь к перевороту. Процессия свободно пересекает этот участок и охрана не замечает ничего подозрительного. В 8:15 утра первые танки начинают выходит со своей базы в сторону президентского дворца. В то же время эскадронам спецназовцев приказано захватить все государственные и общественные здания. Тщательно спланированный переворот проходит под лозунгом "Александр вошел в больницу". 

coup.jpg

В это же самое время архиепископ Макариос принимает делегацию греческих детей из Египта. Когда все услышали звуки выстрелов президент постарался всех успокоить, через какое-то время начался обстрел из танков по дворцу, и после попытки защитить детей Макариос, и его окружение покидают дворец через единственный не охраняемый выход в западной части здания. 

Переодевшись в гражданскую одежду, сопровождаемый тремя телохранителями архиепископ скрывается в монастыре Кикос. Переждав там некоторое время, он направляется в Пафос, который еще не находится под властью заговорщиков. К полудню вся Никосия была уже взята под контроль военными, и к сожалению силы милиции и резервной армии состоявшей из одних греко-киприотов были слишком слабы. 

makarios.jpg

Первое с чего начали мятежники это поиск того, кто возглавит новый режим. На эту роль соглашается бывший боец EOKA B и журналист Никос Сампсон, одна из самых пртиворечивых фигур в истории Кипра. Когда об этом назначении сообщили Ионидису, он с возмущением сказал " Из 500 000 греков на Кипре, вы выбрали именно его." 

Руководители переворота уже празднуют победу и считают Макариоса мертвым, но он жив и выступает с обращением к народу по радио из Пафоса. "Греческий народ Кипра! Вы слышите знакомый голос. Вы знаете, кто говорит с вами. Я благословляю вас. Я тот, кого вы избрали своим лидером. Я не умер. Я жив. Но я с вами в нашей общей борьбе. Переворот хунты не удался. Ее целью был я, и если я до сих пор жив, значит Хунта на Кипр не пройдет. Хунта решила уничтожить Кипрскую демократию и разделить народ. Я не буду вести с хунтой никаких переговоров, я буду бороться. Не бойтесь. Присоединяйтесь ко все законным представителям государства. Настало время борьбы за свободу!" 

К утру 16 июля весь Кипр находился под контролем военного переворота. Цена этого конфликта была велика, в братоубийственных конфликтах погибло 450 человек. Архиепископ Макариос провел ночь в лагере миротворческих сил ООН в Пафосе. Утром он был доставлен британским самолетом в Лондон. 17 июля он встретился с премьер-министром Англии Гарольдом Вильсоном и министром иностранных дел Джеймсом Каллаханом. 

coup-1.jpg

Международная реакция на Кипрский переворот была незначительной и бесстрастной. Великобритания сохраняла осторожность и призывала к сдержанности. Соединенные Штаты ратовали за независимость Кипра, и призывали остальные государства сделать тоже самое. Министр иностранных дел Генри Кисинжер отклонил просьбу поддержать режим свергнутого Макариоса. 

Министр иностранных дел Греции Константинос Кипреос заявил: "Недавнее развитие событий на Кипре предполагает независимость государства, как члена ООН". Турки-киприоты оставались безучастными, они считали, что переворот был частным делом греков-киприотов. Однако Турция в тот же день привела свои вооруженные силы в состояние боевой готовности, в связи с нарушением конституционного порядка на острове. В Анкаре был созван совет национальной безопасности в ответ на ситуацию на Кипре. Военные заверили премьер-министра Бюле́нт Эджевиту, что готовы к высадке на Кипр в течение пяти дней.